12:58, 3 августа@Neft' i Kapital#Финансы & РынкиТопливный рынок как вечный двигатель российской инфляции работает безупречно. В прошлом году цены на нефть падали чуть ли не до нуля, а стоимость топлива в России все равно росла. В 2021 году цена углеводородов на мировых рынках резко выросла. Говорят, что на этом фоне демпфер не успел справиться с ситуацией и это также привело к росту цен на топливо, причем в оптовом сегменте они побили все рекорды. В связи с этим возникает вопрос: зачем нужен такой демпфер и такое налогообложение отрасли, при которых всякий раз правительству надо в ручном режиме решать проблемы топливного рынка?

Напомним, что причина очередного аврала послужили биржевые оптовые цены. Они росли пять недель подряд, в результате 22 июля стоимость автомобильного бензина марки «Премиум-95» (АИ-95) в европейской части России достигла исторического максимума — выше 60 тыс. руб. за тонну, «Регуляр-92» (АИ-92) подорожал до рекордных 57,6 тыс. руб. за тонну. Потом цены несколько снизились, но незначительно. Общий рост биржевых цен на бензин в 2021 году составил примерно 30%.

В Минэнерго постарались успокоить рынок, пояснив, что зафиксированный рост биржевой оптовой стоимости не окажет значительного влияния на динамику розничной цены на АЗС, так как в целях сдерживания роста конечных цен производители получают повышенные выплаты от государства по специальному демпфирующему механизму. Кстати, Минфин уже поспешил защитить свое детище. Замглавы ведомства Алексей Сазанов сообщил, что Минфин пока не планирует корректировать демпфирующий механизм в нефтяной отрасли. По его информации, компании уже с мая получают повышенные выплаты из бюджета: «Новые параметры демпфера только вступили в силу. Соответственно, уже начиная с мая. Мы надеемся, что это позволит стабилизировать ситуацию», — сказал он.

Тем не менее 30 июля в Минэнерго предложили правительству выпустить поручение о запуске в ускоренном порядке процедуры запрета экспорта бензина. Любопытно, что по данным ЦДУ ТЭК экспорт топлива из России в последнее время сократился. 17,7 млн тонн топлива «Евро-5» было произведено в России в первом полугодии 2021 года, однако за рубеж ушло лишь 10% общего объема. В первой половине июня нынешнего года экспортировано всего лишь 5%.

В борьбу с высокой стоимостью топлива вступила и Федеральная антимонопольная служба. По данным «Интерфакса», 28 июля сотрудники ФАС провели выемку документов о торгах на Санкт-Петербургской Международной Товарно-сырьевой Бирже (СПбМТСБ) в офисах ряда частных трейдеров. В частности, ведомство запросило документы у ООО «Петролеум трейдинг», АО «Солид товарные рынки» и АО «Уфаойл». Источник агентства сказал, что выемки 28 июля — первый этап расследования, далее служба собирается посетить других трейдеров. Кроме того, ранее ФАС запросила у нефтяных компаний информацию об объемах, реализуемых на рынке нефтепродуктов. В том числе ведомство запросило реестр сделок по видам топлива, приобретенного третьими лицами в интересах компании-получателя запроса и аффилированных с ней лиц.

Стоит отметить, что ранее СПбМТСБ подвела итоги работы на основных товарных рынках за I полугодие 2021 года. Как отметил президент СПбМТСБ Алексей Рыбников, в пик сезона идет движение цен вверх: «В этом году с точки зрения экономики мы все понимаем: жители России остались в стране, потребление выросло, экономика существенно оживилась. Это все сказывается на потреблении нефтепродуктов. Поэтому мы видим повышенный спрос, он на наших глазах материализуется в рост цен. Закончится ли это когда-то? Все когда-то заканчивается», — подчеркнул Рыбников. Он сообщил, что в I полугодии 2021 года объем торгов нефтепродуктами на СПбМТСБ по сравнению с прошлым годом вырос на 16%.

Управляющий директор СПбМТСБ по рынку нефтепродуктов Павел Строков в своем комментарии для «НиК» рассказал о том, сколько конкретно нефтепродуктов поставили нефтяные компании на биржу в июне 2021 года.

«В части моторных топлив в июне 2021 года на бирже было реализовано 0,878 млн тонн автобензинов и 0,953 млн тонн дизтоплива. По итогам первого полугодия доли реализации этих нефтепродуктов через биржевые торги составляли 25,3% и 22,9% соответственно.

Если же говорить про июнь, то в этом месяце аналогичные показатели были на уровне 28% и 30,6%. Концентрация спроса на бирже приводит к изменению структуры биржевого и внебиржевого сегментов рынка».

Вместе с тем, как стало известно 28 июля, Минэнерго и ФАС России в ближайшее время могут выпустить совместный приказ, повышающий минимальный объем продажи бензина на биржевых торгах нефтяными компаниями с 11% до 12% от объема выпуска. В то же время глава Минэнерго Николай Шульгинов отметил, что рынок топлива сейчас полностью обеспечен предложением, несмотря на высокий спрос. «Мы боремся с ростом цены в опте, так как маржа у независимых АЗС страдает», — пояснял министр.

СПбМТСБ также предлагает меры по защите интересов частных автозаправок. Для них на бирже хотят ввести дополнительную сессию, на которой производители моторного топлива смогут удовлетворять спрос со стороны независимых АЗС. «Они (частные автозаправочные станции — ред.) активно участвуют в биржевом процессе. И в последнее время мы все чаще и настойчивее слышим от них, что продукта на бирже не хватает. Это не является нормальным развитием рынка. Биржа видит эту проблему и предлагает ряд решений», — рассказал вице-президент биржи Антон Карпов.

Резюмируя, оптовые цены выросли на 30%, хотя топлива хватает, а демпфер работает. При этом надо ограничить экспорт бензина, хотя он и небольшой. Опрошенные «НиК» эксперты подтверждают, что ситуация сложная, поскольку вместе с налоговым маневром на рынок давит рекордный рост мировых цен на топливо, девальвация рубля, а также обширная программа сезонных ремонтов НПЗ, которая по всей вероятности будут очень сильно зависеть от того, насколько сильны будут экономические стимулы для работы российских заводов.

Не стоит ждать простых решений

Управляющий партнер компании ООО «Петролеум Трейдинг» (крупнейшего частного топливного трейдера РФ) Максим Дьяченко напомнил, что топливный рынок находится под многофакторным воздействием: «Первое — это фискальная политика государства. Налоговый маневр привел к тому, что в России производителям интереснее продавать товар на экспорт. Цены на мировом рынке сейчас выросли, они показывают рекорды по газу и по нефти. Играет свою роль и девальвация национальной валюты. При текущих ценах на углеводороды рубль должен стоит дороже, но из-за политических и санкционных рисков его курс низкий. В перерасчете на рубли у нас рекордные цены на нефть и нефтепродукты, если их поставлять на экспорт. Даже когда нефть стоила $120 за баррель, в рублях она стоила меньше, чем сейчас», — заметил эксперт.

Ко второму фактору он отнес согласование графика ремонтов НПЗ: «В июле одновременно максимальное количество заводов находилось на ремонте. При этом интересная ситуация сложилась с запасами. Минэнерго рекомендовало нарастить запасы к этому периоду, что и сделали нефтяные компании. Но эти запасы не могут быть проданы на бирже, так как они находятся в регионах. При этом ценообразование формируется от биржи, поэтому получается, что биржевой канал сокращен, запасы сформированы и по максимальным ценам эти запасы будут продаваться на местах. Таким образом формируется недостаток топлива на биржевых торгах, вызванный с одной стороны ремонтами, а с другой — конъюнктурой цен и спецификой налогообложения», — сообщил Дьяченко.

Он считает, что ситуация на российском топливном рынке может измениться в лучшую сторону, если мировые цены на нефть по каким-то причинам рухнут или придется экспорт запрещать: «Третий вариант — это принести в жертву всех независимых участников рынка, потому что с той рентабельностью, с которой они сейчас работают, независимые АЗС через полгода начнут массово банкротиться», — заявил эксперт.

Касаясь темы демпфера, он подчеркнул, что без него ситуация на рынке была бы существенно хуже, то есть уже был бы дефицит, а цены в оптовом сегменте выше на 10-15 тыс. за тонну.

«По-хорошему, надо проводить реформирование налогообложения отрасли, но все решения о налоговом маневре и демпфере связаны с бюджетом. И они находятся не в компетенции Минэнерго или ФАС. Поэтому не существует простых решений, которые могли бы ситуацию стабилизировать»,

— заявил Дьяченко.

Дьяченко подчеркнул, что экономического субъекта нельзя заставить производить товар себе в убыток: «В противном случае заводы будут ломаться, что мы сейчас и видим. Например, Астраханский ГПЗ начали ремонтировать еще в июне. Но случайно оказалось, что он требует серьезного ремонта до сентября. Компаниям проще делать первичную нефтепереработку и отправлять нафту на экспорт. Для работы бизнеса нужны экономические стимулы».

Тонкая настройка

Главный директор по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Громов также указал, что цены на топливо на мировом рынке растут и компании, пользуясь этим случаем, пытаются наверстать потери, которые они получили в пандемичном 2020 году. Ко второму фактору он отнес недостаточную эффективность демпфирующего механизма, из-за которой при серьезных колебаниях внешних цен создаются экономические предпосылки для роста оптовой стоимости топлива на внутреннем рынке: «Демпфер — механизм, который, безусловно, работает. Другое дело, что он не совершенен в моментах слишком сильных колебаний цен и поэтому не дает такого выраженного эффекта, которого от него хотело бы правительство. Целесообразно подумать над формулами, которые заложены в демпферный механизм, и о возможной их корректировке.

Но процесс этот занимает время, поэтому сейчас регулятор намекает на то, что компаниям надо добровольно сдерживать рост цен на оптовых рынках, пока правительство усовершенствуем механизмы, которые помогли бы рыночным способом данную ситуацию урегулировать»,

— заметил эксперт.

Он подчеркнул, что сейчас отказываться от демпфера ни в коем случае не нужно — необходимо снова обеспечить его тонкую настройку: «Это занимает время, так как это процесс предполагает проведение переговоров властей и компаний. Пока необходимо остановить рост оптовых цен, и правительство прибегает к методам ручного управления, к которым не совсем позитивно относятся сами представители отрасли», — рассказал Громов.

По его мнению, запрет на экспорт топлива будет способствовать сдерживанию роста оптовых цен: «Цены на нефтепродукты за рубежом бьют максимумы. После запрета компании будут вынуждены их продавать на внутреннем рынке, соответственно, в этой ситуации появляется надежда на избыток на внутреннем рынке, который остановит рост цен. Но любые запреты и проверки — это все механизм ручного управления. Сейчас Минэнерго и другие регуляторы должны сосредоточиться на совершенствовании механизма демпфера с тем, чтобы такие ситуации нивелировались рыночным механизмом».

Налоговая система обеспечивает автоматический рост оптовых цен

Глава Российского топливного союза (РТС) Евгений Аркуша отметил, что недавние рекорды оптовых цен на бензин связаны с нарушением баланса спроса и предложения на рынке, а биржевые цены являются индикатором для роста цен в мелком и крупном опте: «По сравнению с прошлым годом в июле спрос вырос существенно, а производство — ниже на 150 тыс. тонн. Топлива не хватает, в частности, его не хватает на бирже. И это связано еще и с тем, что снизился объем внебиржевых сделок. Нефтяные компании уходят от продажи мелким оптом, от прямых договоров. Поэтому те, кто раньше покупал вне биржи, сейчас поднимают спрос на бирже», — пояснил эксперт.

По его мнению, запрет экспорта частично может помочь, но основная проблема — это производство: «Много заводов стоит на ремонте, причем стоит достаточно давно. Они по плану должны были выти уже несколько месяцев назад, но этого не происходит. Часть заводов не успела выйти из весенних ремонтов, а уже начинаются осенние. В августе на плановые ремонты уходят Ангарский и Рязанский НПЗ. В связи с этим уже сейчас сократились объемы продаж на бирже. Запрет экспорта частично поможет, но главное — это увеличить производство и скорее закончить ремонты», — рассказал Аркуша. Он также добавил, что вместо запрета экспорта бензинов, что может просто привести к изменению ассортимента выпускаемой продукции в пользу нафты, целесообразно было бы рассмотреть вопрос о повышении экспортных пошлин на нефтепродукты.

Он считает, что демпфер способствует стабилизации рынка, тем не менее он не полностью закрывает разницу между экспортным паритетом и внутренними ценами. «Основная стратегическая проблема внутреннего рынка заключается в том, что те параметры налогового маневра, которые реализуются, не отвечают первоначальному замыслу. Так, изначально должны были одновременно с ростом НДПИ и снижением экспортной пошлины снижаться и акцизы. Так было задумано именно для того, чтобы не допустить роста цен на топливо на внутреннем рынке. Однако акцизы не только не снизились, а наоборот, все время растут. И это снижение экспортных пошлин и рост акцизов автоматически увеличивает экспортный паритет независимо от того, какие цены на внешнем рынке. Поскольку внутренние цены всегда привязаны к экспортному паритету, конструкция налогового маневра автоматически толкает вверх оптовые цены.

Демпфер надо скорректировать, потому что в следующем году ожидается рост базовой цены еще на 5,5% относительно сегодняшней.

И это тоже будет автоматически толкать вверх внутренние цены. Поэтому, безусловно, мы считаем, что необходимо какая-то корректировка налогового маневра и демпфера, чтобы не было автоматического роста оптовых цен вне зависимости от рыночной конъюнктуры», — резюмировал эксперт.

Все будет зависеть от объема запрета экспорта

В исследовательской группе «Петромаркет» «НиК» подтвердили, что причина роста оптовых цен на моторные топлива — увеличение цен на нефтепродукты на европейском рынке, которое приводит к росту стоимости экспортной альтернативы для моторных топлив. «Благодаря работе демпфирующего механизма оптовые цены на внутреннем рынке растут медленнее, чем экспортные нетбэки, — демпфер компенсирует производителям „недополученную прибыль“ от реализации топлив отечественным потребителям по ценам ниже экспортных нетбэков. За май–июль 2021 г. средний экспортный нетбэк для российских НПЗ на Аи-92 вырос на 14%, на ДТ — на 15%. За тот же период средние в РФ оптовые цены на Аи-92 и ДТл прибавили 9% и 6% соответственно».

В «Петромаркете» также считают, что в июле цены на автобензин в РФ дополнительно подталкивал вверх сложившийся на рынке дисбаланс спроса и предложения продукта. «Потребность отечественного автомобильного транспорта в бензине по нашим оценкам была как минимум на 1% выше уровня июля „допандемийного“ 2019 г. При этом объем поставок продукта на внутренний рынок с НПЗ наоборот отстал от аналогичного показателя июля 2019 г. Увеличению предложения автобензина на российском рынке препятствовали плановые капитальные ремонты на ряде НПЗ, выпуск автобензина в РФ в среднесуточном выражении сократился примерно на 9% относительно июля 2019 г. — до 106 тыс. т/сутки. Сокращения экспорта продукта в июле 2021 г. на 40% в сравнении с аналогичным периодом „допандемийного“ 2019 г. оказалось недостаточно, чтобы удовлетворить растущий внутренний спрос, признаком чего стало снижение коммерческих запасов автобензина на нефтебазах нефтяных компаний».

В то же время эксперты «Петромаркета» указывают, что демпфер компенсирует компаниям разницу между экспортным паритетом и внутренними ценами: «В июле 2021 г. средняя по РФ оптовая цена на АИ-92 (без косвенных налогов) была в среднем на 12500 руб./т ниже среднего экспортного нетбэка, на ДТл — на 4 300 руб./т. При этом демпфирующие надбавки для бензина и дизеля (по предварительным оценкам 16300 руб./т и 6900 руб./т соответственно) с лихвой компенсируют производителям наблюдаемый дисконт в отпускной цене относительно нетбэка. Демпфер — это инструмент компенсации потерь производителям от реализации продуктов отечественным потребителям по ценам ниже экспортных нетбэков. В случае его отмены цены оптового рынка на моторные топлива вырастут как минимум до уровня, обеспечивающего производителям равновыгодность поставок продуктов на внутренний рынок и на экспорт. Так, в условиях нулевого „демпфера“ в июле отпускные цены НПЗ могли бы быть выше наблюдаемого уровня на 14000-15000 руб./т для автобензина и на 5000 руб./т для дизтоплива».

Касаясь возможного запрета экспорта, в «Петромаркете» отметили, что пока не вполне понятно, коснется ли запрет отгрузок на внешний рынок автомобильного бензина ниже класса 5, который запрещен к обращению на территории РФ техническим регламентом Таможенного союза.

«Если на АБ ниже класса 5 ограничение экспорта не будет распространяться и его по-прежнему будут поставлять на внешние рынки, то предложение автобензина на внутреннем рынке вырастет на 120-350 тыс. т или на 4-11% от уровня текущего спроса.

В этом случае произойдет очень существенное снижение оптовых цен — на 6000-7000 руб./т, а вероятнее, даже более. Падение оптовых цен, разумеется, негативно отразится на маржинальности российских НПЗ, особенно тех, которые ориентированы на выпуск автомобильного бензина и его поставку отечественным потребителям. При этом, по нашим оценкам, нефтепереработка даже на „бензиновых“ НПЗ останется прибыльной — потери в марже составят порядка 30%. Кроме того, снижение оптовых цен на автобензин уже на 6000 руб./т относительно текущего (на 29 июля) уровня при сохранении розничных цен на продукт на уровне 29-го числа окажется достаточно для того, чтобы торговля автобензином в мелкооптовом и розничном каналах перестала быть убыточной», — уточнили эксперты.

Исследователи группы считают, что если под запрет экспорта кроме автобензина попадет еще и нафта, то в стране будут «заперты» примерно 1,75 млн т/мес. экспортируемого с НПЗ (включая заводы, перерабатывающие газовый конденсат) прямогонного бензина и порядка 50 тыс. т/мес. бензина газового стабильного с предприятий газопереработки и нефтехимии: «При этом месячная потребность внутреннего рынка РФ в нафте ограничена мощностями пиролиза нефтехимических предприятий, перерабатывающих именно это сырье, и составляет порядка 400-600 тыс. т. Отсутствие возможности хоть куда-то „пристроить“ избыточную нафту не оставит производителям никакого иного выхода, кроме как сократить объемы переработки нефти. По нашим оценкам, загрузка НПЗ сырьем в РФ может снизиться на 35% или 8,5 млн т/мес».

Источник: OilCapital.ruТемы: Финансы & Рынки